Логотип
Логотип

Вход

Деятельность по управлению государственным имуществом

Состав государственного имущества. Система правового регулирования на законодательном уровне.

В целом какого либо системного закона, регулирующего отношения по поводу государственного имущества нет. Для целей распределения полномочий, связанных с управлением государственным имуществом (ГИ) между органами исполнительной и законодательной власти служат положения конституции, в частности норма о том, что правительство РФ осуществляет управление федеральной собственностью. В этом отношении уже конфликт случался – дело о законе о перемещенных культурных ценностях, который предполагал, что культурные ценности, представляющие собой особую значимость могут передаваться по решению, принимаемому в форме федерального закона.

Конституционный суд сделал вывод о том, что все что касается непосредственного распоряжения конкретными объектами, за исключением особых случаев, перечень которых должен быть определен действующим нормативным регулированием, по общему правилу – это полномочие исполнительной власти. Законодательная власть же вправе только устанавливать порядок управления, общие правила, общие условия.

Если же говорить об административном праве, ниже список НПА, которые регулируют вопросы управления ГИ и в первую очередь распределение имущества между уровнями публичных субъектов (для краткости – под ними имеются в виду – муниципальные образования, субъекты федерации, федерация).

(1) Постановление Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N 3020-1;

(2) ст. 26.11 Федерального закона от 6.10.1999 N 184-ФЗ;

(3) ст. 154 (п.11) Федерального закона от 22.08.2004 N122-ФЗ.

(4) Постановление Конституционного Суда РФ от 30.06.2006 N 8-П.

Дело в том, что по ст. 124 ГК и РФ, и субъекты РФ являются самостоятельными участниками гражданского оборота,

в том числе имеют право иметь какое-то имущество в собственности. Эта ситуация принципиально отличается от того, что было в советском праве, когда существовала единая государственная собственность, не разделявшаяся на уровни. С началом правовых реформ потребовалась смена общей системы распределения имущества между разными уровнями публичной власти. Этому было посвящено Постановление Верховного Совета РФ от 27.12.1991 N 3020-1. В приложении к нему были определены категории имущества, которые относятся к муниципальной собственности (МС), собственности субъектов (ССРФ), федеральной собственности (ФС). Уже тогда в 1991 году, формально можно было увидеть намерение законодателя установить особые условия обладания имуществом публичными субъектами. Здесь было сформулировано положение о том, что по общему правилу в собственности публичного субъекта может находиться то имущество, которое необходимо для осуществления его полномочий, т. е. полномочий его органов (соответственно органов государственной власти, органов местного самоуправления). Однако это положение, которое носило сугубо публично-правовой характер, с годами стало восприниматься как входящее в противоречие с нормами гражданского законодательства и, в частности, с положениями ст. 124 ГК РФ, определяющей публичных субъектов как участников гражданского оборота.

Проблема в том, что гражданское законодательство принципиально не устанавливает ограничений на собственность, то какие объекты могут находиться в государственной или муниципальной собственности и тем самым ссылаясь на общие принципы гражданского законодательства государственные органы и органы местного самоуправления настаивают на своем праве иметь в своей собственности любое имущество, используя его для тех целей, которые они сами определяют.

Принципиально в данном случае то, что имущество может не использоваться ни государственными органами, ни органами местного самоуправления, учреждениями, предприятиями, а быть передано на условиях аренды для коммерческого использования частным лицам. В этом случае имущество становится тем объектом, из которого публичный субъект извлекает прибыль. А извлечение прибыли для публичного субъекта – это большой вопрос, возможно ли это в принципе?

Тут есть два подхода

1) Цивилистический – заключается в том, что никаких ограничений нет, и значит можно использовать имущество для любых целей, в том числе для целей извлечения прибыли, которая очень удачно наполняет средства государственного или муниципального бюджета.

2) Публично-правовой – исходя из публично-правовых требований такой подход представляется категорически недопустимым, потому что в этом случае искажается сама сущность права государственной собственности, потому что как и любые другие права публичного субъекта, оно должно использоваться для достижения конкретных социальных задач, поставленных перед государством (мун. образованиями). Если имущество используется для извлечения прибыли, то говорить о его социальном значении довольно сложно, а то, что государство использует именно этот источник для пополнения бюджета тоже неправильно с конституционно-правовой точки зрения, поскольку Конституция предполагает формирование бюджета за счет налоговых доходов и других обязательных платежей. Для этого есть конституционно-правовое основание – обязанность платить законно установленные налоги и сборы, а извлечение прибыли путем управления ГИ, например, сдачи в аренду, становится той хозяйственной деятельностью государства, которая начинает ограничивать рыночные отношения в той части, например, которая касается условий сдачи имущества в аренду, скажем арендной платы (по более низким ценам и, соответственно, кто имеет доступ к этим источникам, пользуются ими и иногда имущество, переданное в аренду, в дальнейшем передается в субаренду, но уже по рыночной цене. получается, что и государство своего не дополучает, и определенным образом устанавливаются ограничения на полностью свободный рынок аренды недвижимости)

Несмотря на то, Что вопрос достаточно спорный, тенденции, которые проявляются в нашем законодательстве, свидетельствуют, что законодатель как раз исходит из необходимости публично-правовых ограничений на собственность публичных субъектов

Это явствует, в частности, из ст. 26.11 Федерального закона от 6.10.1999 N 184-ФЗ – применительно к имуществу субъектов РФ; из ст. 154 (п.11) Федерального закона от 22.08.2004 N122-ФЗ («О монетизации льгот») - применительно к федеральному имуществу и механизмов передачи имущества из государственной собственности в муниципальную, из федеральной в региональную и наоборот. ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» - применительно к муниципальному имуществу № 131-ФЗ

Глобально все три закона, касающиеся трех уровней публичной власти исходят из одного и того же критерия – в собственности публично субъекта может находится только то имущество, которое необходимо для осуществления его полномочий. Закон № 122-ФЗ пошел дальше и установил требование о том, что если имущество не используется для реализации полномочий публичного субъекта соответствующего уровня власти, то оно должно либо передаваться на другой уровень власти, либо, если имущество не может быть использовано для реализации полномочий публичных субъектов других уровней, то оно должно быть приватизировано.

Здесь конечно с практической точки зрения возникает много вопросов. Например, в государственной собственности находится какое-то здание. В определенный момент времени оно не используется ни государственными органами, ни государственными учреждениями или предприятиями, то есть оно вроде как оно не нужно и те, кто пытаются спорить с законодателем, обычно говорят – сегодня не нужно, а завтра может понадобиться и когда понадобится государству придется тратить огромные деньги на то, чтобы выкупать здание из частной собственности. Предполагается при этом, что государство продаст этот объект видимо дешевле,

чем потом сможет его купить и на этом экономические убытки понесет.

Выглядят аргументы достаточно слабо – Во-первых, может никогда и не понадобится, во-вторых, если понадобится, то да, действительно, государству придется выкупить, но продать этот объект нужно просто на таких условиях, чтобы в последствии его можно было выкупить обратно примерно на сопоставимых условия.

Цивилистический подход отстаивается многими гос. органами, которые не учитывают социального значения государственной собственности, а считают, что государство можно рассматривать как хозяйствующую корпорацию, которая может для целей повышения своего благосостояния использовать все имеющиеся у него ресурсы. В том числе предполагается, что в этом случае логика управления та же самая, как и у любого частного лица и никаких принципиальных отличий не будет.

Довольно хорошо это иллюстрирует пример со ставками арендной платы – только в СПБ существуют нормативно-установленные коэффициенты понижения арендной платы для социально-значимых объектов и т. д. В этом случае можно говорить, что государственная собственность используется с определенным социальным предназначением, хотя и остается не напрямую используемым государственным органом. В других субъектах и на федеральном уровне таких примеров мы не найдем каждый уровень власти рассматривает собственность не как социальное обременение своей деятельности, связанное с дополнительными полномочиями и необходимостью его использования для социальных нужд, а как способ пополнения бюджета. В результате когда возникает вопрос о принадлежности какого-либо объекта могут возникнуть споры между публичными субъектами относительно имущества, которое они не могут поделить. Есть постыдные примеры.

В Екатеринбурге органы власти области и органы местного самоуправления не могли поделить здание музыкального училища (причем оно славилась на всю РФ). Весь вопрос возник из-за того, что в соответствии с ФЗ № 122-ФЗ муниципальное образование должно было передать его в областную собственность, потому что само это учреждение культуры было областного уровня. На что мэрия Екатеринбурга сказала: «давайте мы лучше выселим это областное учреждение культуры и разместим там что-нибудь муниципальное»(чисто собственническая логика).

Постановление Конституционного Суда РФ от 30.06.2006 N 8-П. Было принято в связи с предполагавшимся конфликтом между уровнем федеральной власти и уровнем субъекта РФ. Не много, не мало, мэр Москвы Лужков обратился в КС РФ с требованием признать неконституционными положениями п. 11 ст. 154 закона № 122-ФЗ, ссылаясь на то, что недостаточно определенны критерии, которые требуют передачи имущества из региональной собственности в федеральную. КС РФ колебался между двумя подходами, один был более цивилистически-обоснованный, но в итоговой правовой позиции не он возобладал, а одержал вверх тот вариант, когда сами отношения по управлению государственной собственностью были признаны публично-правовыми и тем самым государственная собственность если не совсем была лишена гражданско-правового наполнения, то это наполнение было существенно ограничено. -

КС сказал, что поскольку государственная собственность существует не как для частных лиц просто потому что она есть, а для достижения определенных целей и задач государства, она должна использоваться в соответствии с целями и задачами государства для реализации полномочий. Если полномочия передаются с одного уровня на другой, то они должны быть обеспечены не только финансово, но и соответствующим имуществом. (если муниципальное учреждение культуры, расположенное в определенном здании, передается на уровень субъекта федерации, то вместе с передачей учреждения должна передаваться и та собственность, которая используется этим учреждением. Если муниципальное образование хочет избавиться от расходов, связанных с обеспечением деятельности учреждения и, кстати, содержанием здания, то оно должно избавиться и от соответствующего имущества, обеспечив реализацию полномочий того уровня, на который передается учреждение).

 КС РФ фактически признал доминирование публично-правовых критериев в регулировании отношений с государственной собственностью

Но несмотря на все эти законодательные положения и несмотря на правовую позицию КС РФ сторонников цивилистического подхода к условиям обладанию государством на праве собственности имуществом остается достаточно много.

Если говорить о публично-правовой концепции, то по логике вещей и эта логика подтверждается нормативным регулированием, государство должно постепенно сокращать количество государственной собственности. (ниже)

Мы все еще переживаем последствия нашего славного советского прошлого, когда все средства производства, недвижимое имущество, находилось в гос. собственности. Экономически эта система была сопряжена с адм. командной системой, плановой экономикой. Когда ситуация поменялась в юридических рамках, были провозглашены принципы свободного рынка, свободной рыночной экономики, должна была поменяться и ситуация с государственной собственностью. Она поменялась и приватизация 90-х сделала в этом отношении серьезный шаг, хотя, естественно, сами итоги приватизации оставляют желать лучшего. Тем не менее, глобально значительная часть государственной собственности была переведена в частную собственность, но в основном это касалось самых лакомых частей государственной собственности и принципиально не сильно сказалось на масштабах экономики, потому что государство у нас остается если не самым крупным собственником, то одним из самых крупных.

Соответственно, такое отношение к государственной собственности, которое предполагалось при цивилистическом подходе не видело в этом ничего плохого. Но опять же с точки зрения публично-правовых основ в отношении любого объекта, находящегося в государственной собственности должно быть четкое, разумное и достаточное обоснование необходимости его сохранения именно в государственной собственности. По общему правилу все имущество должно быть передано в частные руки.

Экономическая система нашего государства формировалась иначе, чем за рубежом в странах Западной Европы и США. Там изначально существовала только частная собственность, части которой постепенно выкупались государством для государственных нужд, и, естественно, выкупалось только то, что необходимо. У нас ситуация обратная – все изначально находилось в собственности государства, которое раздавало то, что или ненужно, или кому-то очень хотелось. Соответственно, государственная собственность у нас воспринимается как некое общее правило, а частная – как исключение. Государство приватизацию продолжает и из целого ряда НПА видно, что государство по прежнему видит глобальное направление развития отношений по управлению ГИ в приватизации этого имущества

Вот пример - В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 9.09.1999 N 1024 "О концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации" идет постепенное сокращение (приватизация) объемов имущества, находящегося в государственной и муниципальной собственности, сокращение количества гос. учреждений, ГУПов и МУПов:

В 1999 году было 23099 государственных учреждений и 13786 унитарных предприятий, к 2005 году осталось соответственно 18983 и 6478 и предполагалось в ближайшее время ликвидировать 5008 учреждений (36,4 процента) и 3353 предприятия (51,8 процента). В дальнейшем предполагалось продолжить этот процесс сокращения.

Пикалево - деятельность градообразующих предприятий, которая связана с социальными интересами, она не может работать по нормальным для западной Европы рыночным правилам. Приватизация неизбежно связана с вмешательством государства в экономику – если уж не сохранить в собственности, то по крайней мере заставить частных хозяйствующих субъектов использовать объект так, чтобы не нарушались социальные интересы.

2008 год

Данные, воспроизведенные на Слушаниях в Государственной Думе (цифры мягко говоря странные)

В федеральной собственности – 9,5 тыс. предпр. и 32 тыс. учрежд.

В собственности субъектов - 10,6 тыс. и 44,9 тыс.

В муниципальной собственности - 38,5 тыс. и 210 тыс.

Федеральное имущество казны – более миллиона объектов недвижимости, которые находятся в пользовании более чем 4 тысяч организаций.

Доля Российской Федерации, составляющая более 50 процентов, имеется в уставных капиталах почти 3 тысяч акционерных обществ, менее 50% - в 2 тыс. право "золотой акции" – в 284 АО.

В государственной собственности – 75% от общего объема имущества, включенного в гражданские правоотношения.

Объекты государственного имущества

– земля и другие природные ресурсы;;

– объекты инфраструктуры

– иные объекты недвижимого имущества

¬– акции или ценные бумаги;

– объекты культурного наследия, информация и объекты интеллектуальной собственности;

– драгоценные металлы и другие валютные ценности;

– иные объекты движимого имущества.

Внимание ! - Среди этого перечня нет денежных средств. Денежные средства не входят в круг объектов, управление которыми подчиняется режиму административного права. Для этого существует своя область правового регулирования, отрасль права – финансовое право, которое занимается именно государственными финансами.

Управление разными объектами осуществляется по разным правилам. Так, объекты недвижимости, акции, объекты интеллектуальной собственности учитываются соответствующими государственными органами в общем реестре тех объектов, которые принадлежат государству.

Что касается движимого имущества, то как правило его естественно не учитывают в масштабах глобального управления имуществом публичного субъекта, им управляет фактически та организация (гос. орган, гос. Учреждение, предприятие), в использовании которого они находятся.

Все объекты государственного имущества делятся на две категории.

– закрепленные за государственными унитарными предприятиями на праве хозяйственного ведения, за казенными предприятиями или государственными учреждениями на праве оперативного управления,

– непосредственно входящие в состав государственного имущества (казны)

Управление этими объектами осуществляется по-разному, потому что ГУПы, учреждения обладают определенными имущественными правами на использование соответствующих объектов (право хозяйственного ведения, оперативного управления), которые учитываются при управлении этими объектами. Сам механизм управления в этом случае предполагает фактически две группы отношения – 1) отношения, связанные с дачей согласия на совершение имущественных сделок в отношении объектов государственного имущества 2) отношения, связанные с наделением или изъятием имущества у гос. учреждений или предприятий

Объектами, непосредственно входящими в состав государственного имущества, распоряжается специализированный орган – Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (ФАУГИ). + здесь нет субъекта,

обладающего еще какими-либо имущественными правами на государственное имущество (как в первом случае), соответственно, здесь упрощается схема принятия решений, связанных с управлением этим имуществом.

Довольно сложный вопрос – это вопрос о характере административных правоотношений по поводу государственного имущества. Дело в том, что вопрос о понятии управления государственным имуществом лежит исключительно в области публичного права и цивилисты по этому поводу обычно считают, что само понятие управления имуществом некорректно, что фактически речь идет о реализации правомочий собственника в смысле гражданского законодательства. Однако это виденье, характерное для гражданского права, традиционно и не принимается в нормах публичного права. Публичное право предполагает, что даже если во внешних отношениях государственная собственность становится обычным объектом гражданского оборота, а, соответственно, любые действия, которые связаны с распоряжением имущественными правами государства – это действия, которые фактически являются сделками, то помимо этих внешних отношений существуют еще и внутригосударственные отношения – отношения между государственными органами и ГУПами, гос. учреждениями, в строгом смысле слова не связанные с каким-либо отчуждением имущества, заключением сделок, но при этом связанные именно с управлением имуществом, т. е. с принятием решений от лица государства, определяющего судьбу соответствующего имущества и то, что касается этих внутренних отношений, они носят в чистом виде публично-правовой характер и гражданское законодательство покушаться на регулирование этих отношений не имеет никаких оснований.

Соответственно, деятельность по управлению государственным имуществом – это деятельность, связанная с реализацией полномочий государственных органов, действующих от имени государства, по наделению государственным имуществом гос. предприятий и учреждений и по изъятию этого имущества из их ведения (управления), участию в управлении хозяйственными товариществами и обществами (если государство выступает акционером, то по поводу участия в АО складываются как минимум два вида административных отношений –1) Отношения, связанные с управлениями акциями, находящимися в государственной собственности, 2) Отношения, связанные с управлением самим АО (государство, обладая как акционер правом участия в принятии решения, направляет своего представителя в органы управления АО)), по принятию решений о передаче имущества в аренду или доверительное управление и решений о приватизации государственного имущества.

Приватизация – тоже довольно характерный пример того, как соотносятся гражданско-правовое и административно-правовое регулирование. Весь механизм принятия решения о приватизации носит административно-правовой характер. В частности, необходимо утверждение прогнозного плана приватизации только на основании включения в него уполномоченный орган принимает решение об изъятии имущества из ведения предприятия и передаче его для реализации каким-либо путем, например, конкурса или аукциона, по итогам которых заключает гражданско-правовой договор

На примере СПБ: В СПБ сохранился Фонд имущества Санкт-Петербурга – государственный орган принимает решение о приватизации имущества и передает его фонду имущества, а последний, в свою очередь, действуя на основании ст. 125 ГК РФ как юридическое лицо, действующее от имени государства в гражданских правоотношениях, заключает договор приватизации с частным лицом. Сам договор подчиняется гражданско-правовому регулированию и публичного права здесь почти не остается.

Органы, осуществляющие управление государственным имуществом

О разграничении полномочий между законодательной и исполнительной властью мы уже сказали.

Собственно та схема, которую сформулировал Конституционный суд, наиболее последовательно отражена в законе № 184-ФЗ в отношении управления государственной собственностью субъекта РФ: Законодательный орган устанавливает порядок управления и распоряжения собственностью субъекта, осуществляет контроль за соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта и ею. Собственно же управление и распоряжение собственностью осуществляются органами исполнительной власти субъекта РФ.

Применительно к распределению полномочий уже внутри самой исполнительной власти – правительство РФ распределяет полномочия между другими федеральными органами исполнительной власти и определяет некоторые общие правила, которые касаются управления федеральной собственностью

Постановление Правительства РФ от 3.12.2004 N 739 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия" и

Постановление Правительства РФ от 10.02.2004 N 71 "О создании, реорганизации и ликвидации федеральных государственных учреждений".

В частности, они устанавливают, что создание ФГУПов и федеральных гос. учреждений может осуществляться только по решению правительства, а дальнейшее изъятие или передача имущества – это полномочия других федеральных органов исполнительной власти.

Другие федеральные органы исполнительной власти - ФАУГИ

До административной реформы существовал только один специализированный орган, который обладал всеми полномочиями, связанными с управлением государственным имуществом (Министерству имущественных отношений, министерство гос. имущество, потом агентство). Было одно исключение – управление делами президента наряду с этим специализированным органом тоже имело полномочия по управлению имуществом.

В ходе реформы, осуществленной указом Президента № 314 было установлено, что функции по управлению государственным имуществом передаются федеральным агентствам вообще. Соответственно, монополия одного органа на все полномочия, связанные с управлением федеральным имуществом была ликвидирована.  У ФАУГИ остались в основном координационные функции. В отношении управления конкретными объектами собственности полномочия перешли федеральным агентствам в соответствующей сфере. ФАУГИ же координирует деятельность всех органов исполнительной власти, в том числе оно осуществляет общий учет и ведет реестр федерального имущества, агентство управляет теми объектами, которые входят непосредственно в состав казны и не закрепляются за отдельными учреждениями и предприятиями, осуществляет контроль за управлением имуществом и непосредственно организует процесс приватизации имущества.

Что касается иных ситуаций управления имуществом - Также как с АО, в случае ГУПов существует двоякость характера административных отношений, связанных с управлением имуществом. С одной стороны имеет место управление собственностью, которая передана ГУПу, с другой стороны – управление самим ГУПом. Чаще всего эти полномочия совпадают, но иногда для реализации, например, полномочий по изъятию имущества у ГУПа требуется согласование решения Агентства в соответствующей сфере с ФАУГИ.

Административно-правовое регулирование размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд

Эта система была создана относительно недавно

Федеральный закон от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" определил специальный механизм заключения государственных и муниципальных контрактов. Глобально этот механизм действует отчасти в тех пределах, которые определены бюджетным законодательством, в частности, БК РФ определяет, при каких условиях должны применяться положения № 94-ФЗ. Глобально условием применения этого механизма является использование средств бюджетов (государственных или муниципальных).

Бюджетный кодекс определяет, до какого уровня сделки государственных органов, хотя бы даже связанные с расходованием средств бюджета, не требуют применения специальных механизмов размещения заказов и предписывают, чтобы в отношении тех сделок, которые превышают определенный размер, применение специальных процедур размещения государственного заказа.

Основная идея – расходование государственных средств должно осуществляться эффективно. Для того, чтобы оно было эффективным, есть только один способ – при размещении заказа на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд объявлять открытый конкурс. Идея 94 закона – это установление специального механизма, который обеспечит экономические интересы государства, сэкономить бюджетные средства, станет лекарством против коррупции.

Устанавливает, что любое размещение заказов по общему должно проводиться в форме конкурса или аукциона. Есть исключение – упрощенные процедуры, в частности, в форме запроса котировок (это ситуация, когда гос. орган, который хочет для своих нужд хочет получить определенный товар, запрашивает хозяйствующие организации об условиях поставок товара (в первую очередь о цене). Соответственно, после запроса он просто выбирает наиболее выгодные условия)

Конкурс или аукцион – более сложная процедура, предполагающая, что формируется определенный проект контракта, условия того, что требуется для гос. нужд, и дальше сопоставляются претенденты на соответствующую поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг по нескольким параметрам, которые определяет сам государственный орган (квалификация, предшествующий опыт деятельности в этой области,

цена).

Конкурс позволяет более широко учитывать различные условия, аукцион и запрос котировок связаны исключительно с различием в ценах на одни и те же товары, работы, услуги у разных поставщиков и производителей.

 Глобально закон № 94-ФЗ регулирует порядок подготовки заключения государственного контракта, предполагающий административную процедуру выбора контрагента государства. А дальше, когда контрагент выбран заключается договор, который носит гражданско-правовой характер (договор поставки, договор подряда, договор оказания услуг)

Если вы поговорите с теми, кто сталкивался на практике с применением этого закона, то услышите очень много плохого. Классика – хотели как лучше, но получилось все примерно как обычно. То, что пытались заформализовать, в итоге принесло больше минусов, чем плюсов.

Сегодня любое гос. учреждение или государственный орган, которые используют в своей деятельности средства бюджета, вынуждено заключать любые контракты через процедуры, установленные законом № 94-ФЗ.

Причем, если для коррупционных целей, его хочется обойти, то к этому нет особых препятствий. А если хочется заключить договор на наиболее выгодных условиях, зачастую закон № 94-ФЗ этому препятствует.

Главный недостаток – формализм процедур. Он предполагает очень стандартные, негибкие условия, которые вроде как созданы для того, чтобы уменьшить свободу усмотрения конкретных должностных лиц государственных органов, тем самым снижая потенциальную возможность коррупции, но одновременно предполагая фактически то, что этот формализм может быть вполне использован в противоречии с целями его введения. Например, когда объявляется конкурс, от государственного органа требуется достаточно много действий и их совершение занимает определенное время, кроме того сама процедура размещения заказа тоже занимает определенное время и если государственному органу нужно достаточно срочно получить какой-то товар, то зачастую процедура закона № 94-ФЗ становится просто непреодолимым препятствием для этого. Препятствие может возникнуть в связи с тем, что Если будет так, как теоретически мыслил законодатель, что вот государственный орган захотел чего-нибудь и разместил заказ, а дальше все заинтересованные лица, получив эту информации, побежали заявлять о своей готовности заключить такой контракт и гос. орган просто выбирает более выгодный вариант. На практике все происходит совершенно иначе, потому что если заранее не подготовить уже известного поставщика, очень может быть, что такой заказ, размещенный «в никуда», так никакого отклика и не найдет. А у нас же еще все финансовые отношения жестко обрываются по итогам финансового года, соответственно, “выход за пределы финансового года вообще смерти подобен”, и получается, что государственный орган имеет риск не потратить деньги, потратить кучу времени и усилий совершенно бессмысленно и кроме того, не получить тот товар, работы, услуги, которая ему требовались.

Вся эта система достаточно часто предполагает, что заключается один крупный контракт в целях экономии сил, времени и это неблагоприятно сказывается на конкуренции, крупные поставщики в этом отношении получают явно необоснованные преимущества перед небольшими поставщиками, которые по отдельным контрактам могли бы предоставить более выгодные условия, но не способны выполнить весь огромный контракт целиком.

По поводу формализованности отдельного упоминания заслуживают требования закона о размещении заказа на специальном вебсайте в интернете. Бывает так, что сайт организован как будто назло и сделан специально так, чтобы там было просто физически невозможно что-либо найти (заказов около ста в час, а системы поиска не существует вообще (Белов похоже говорил о старом сайте, сейчас его обновили)).

Применяя запрос котировок нельзя устанавливать какие-то специфические требования, например, к определенной марке или модели поставляемых товаров и это выливается в крупные неприятности, когда нужно, чтобы поставили комплектующие к технике или расходные материалы. Формально можно указать технические характеристики, а указать марку нельзя  в результате учреждение или орган вынуждены заключать договор на поставку того, что заведомо не будет работать, но другого выхода нет

Сроки – избирательные комиссии добились того, что размещение заказов на изготовление избирательных бюллетеней не подчиняется требованиям законе № 94-ФЗ, потому что сроки размещения заказов и заключения контрактов вообще выходили за пределы избирательной кампании.

Контакты info@scrpe.ru

Материл сайта для использования только в учебных целях. Размещение на сторонних сайтах запрещено без разрешения правообладателя scrpe.ru

© 2018-2022 SCRPE.RU