aah5713_scrpe_a.

Судебники 1497 и 1550 года: происхождение, хар-ка, значение.

Судебники 1497 и 1550 года: происхождение, хар-ка, значение.

15 - 16 вв. - важный период истории Русского государства и права. В это время закладывается фундамент государства, которое станет в ряд ведущих мировых держав. Происходит коренное изменение организации государственного единства: отношения сюзеренитета-вассалитета начинают заменяться отношениями подданства. Побеждает наиболее типичная для феодализма форма правления - монархия, поглощающая феодальные республики. Образованию централизованного государства соответствуют заметные сдвиги в развитии права. Появляются новые крупные законодательные акты, важнейшие из которых - Судебники 1497 г. и 1550 г.

Судебник 1497 г. — первый общерусский свод законов — был утвержден великим князем Иваном III и Боярской думой в сентябре 1497 г. Судебник основывался на нормах Русской Правды, Псковской судной грамоте, нормах обычного права, уставных грамотах и судебной практике.

Потребности в систематизации и кодификации многочисленных правовых актов, скопившихся к концу 15 в., вылились в работу по составлению первых общерусских правовых сводов - Судебника 1497 г. (великокняжеского) и Судебника 1550 г. (царского). На наш взгляд, оба эти источника целесообразнее рассматривать в сравнении, поскольку один из них лишь развивает принципы и идеи другого, дополняет и исправляет его, но вместе с тем делает его своей основой.

Уже в структуре первого Судебника 97 г. отмечается определенная систематизация материала, однако нормы материального (гражданского и уголовного) права еще не выделялись из массы статей, относящихся к процессуальному праву, а их в Судебнике было большинство.

Содержание Судебника 1497 г. распадается на четыре части: первую составили статьи, в которых регламентировалась деятельность центрального суда (ст. 1-36). В этот же раздел входят и нормы уголовного права (ст. 9-14). Вторую часть составили статьи, относящиеся к организации и деятельности местных, областных судов (ст. 37-45), третью - статьи по гражданскому праву и процессу (ст. 46-66) и последнюю (ст. 67- 68) - статьи дополнительные, по судебному процессу.

Важнейшими источниками Судебника 1497 г. были уставные, жалованные и судные грамоты, именно на их основе и было произведено обобщение юридической практики. Подобные грамоты продолжали издаваться верховной властью, и после опубликования Судебника и через 50 с лишним лет, вновь накопившийся правовой материал лег в основу нового «царского» Судебника 1550 г., развившего положения, содержавшиеся в Судебнике 1497 г. [1, с. 150].

Появление второго Судебника 1550 г. связывают с деятельностью Земского собора 1549-1550 гг. (однако ряд ученых сомневались, что в это время действительно проходил Земский собор). Во всяком случае, в его обсуждении принимали участие Боярская дума и Освященный собор. Судебник 1497 г. и многочисленные грамоты легли в основу нового Судебника; в конечном счете, последний содержал более трети новых статей, не входивших в первый Судебник. Некоторые исследователи (Владимирский-Буданов) считали, что в состав Судебника 1550 г. вошли также статьи из некоего утраченного Судебника кн. Василия Ивановича, отца Грозного. Структура второго Судебника почти полностью повторяет структуру первого. Судебник 1550 года («Царский судебник») был принят при участии царя Ивана IV. В отличие от него Судебник 1550 г. делит свой материал на статьи или главы (около 100) и не использует заголовков (которые в первом Судебнике часто не соответствовали содержанию). Оба казуальны. Второй Судебник подвергает материал более строгой систематизации: статьи по гражданскому праву сосредоточены в одном отделе (ст. 76-97), кодификатор специально предусматривает порядок пополнения Судебника новыми законодательными материалами (ст. 98) и т.п.

26

Новых статей, по сравнению с первым Судебником, в Судебнике 1550 г. насчитывается более 30, третья часть всего Судебника. К наиболее важным нововведениям относились: запрет выдачи тарханных грамот и указание на отзыв уже выданных грамот (ст. 43); провозглашение принципа закон не имеет обратной силы, выраженного в предписании впредь все дела судить по новому Судебнику (ст. 97); процедура дополнения Судебника новыми материалами (ст. 98).

Новыми положениями, явно связанными с государственной политикой Ивана IV, были также: установление строгих уголовных наказаний судьям за злоупотребление властью и неправосудные приговоры (первый Судебник говорил об этом невнятно); подробная регламентация деятельности выборных старост и целовальников в суде наместников, «судных мужей» в процессе (ст. 62, 68-70).

Судебник 1550 г. конкретизирует виды наказаний (для Судебника 1497 г. в этом отношении была характерна неопределенность) вводя между прочим новое - тюремное наказание. Новый Судебник вводит также новые составы преступлений (например, подлог судебных актов, мошенничество и др.) и новые гражданско-правовые институты (по-новому разработан вопрос о праве выкупа вотчины, уточнен порядок обращения в холопство - ст. 85, 76). В Судебнике 1550 г. («царском») расширялся круг регулируемых центральной властью вопросов, проводилась определенно выраженная социальная направленность наказания, усиливались черты розыскного процесса. Регламентация охватила сферы уголовно-правовых и имущественных отношений. Был закреплен сословный принцип наказаний и одновременно с этим расширен круг субъектов преступления - в него включаются холопы: законодатель значительно более определенно установил в законе субъективные признаки преступления и разработал формы вины.

Вместе с тем, как и предшествовавший ему Судебник, Судебник 1550 г. не полностью отражал тот уровень, которого достигло русское право 16 в. Отметив тенденции к государственной централизации и обратив основное внимание на развитие судебного процесса, Судебник довольно мало внимания уделил развитию гражданского права, в значительной мере базировавшегося на нормах обычного права и юридической практике

Отличия статей Судебника 1550 года от статей Судебника 1497 года

Ст.1. В отличие от Судебника 1497 г (далее С.), в перечне должностных лиц государства упоминается дворецкий и казначей (ст. 1-10), что говорит о полном подчинении домениального управления, учреждениям общесословного значения.

Ст.2. В отличие от С. законодатель подчеркивает, что речь идет о бесхитростном заблуждении судьи и основанном на этом заблуждении ошибочном решении.

Ст.4. Закрепляется ответственность за совершение должностных преступлений.

Ст.8 (3). В отличие от С. подчеркивается возрастающее значение государственного аппарата, вводится материальная ответственность должностных лиц за совершение должностных преступлений.

Ст.9 (4). Прежние нормы дополнены перечнем лиц, на которых возлагается контроль за проведением судебного поединка.

Ст.10 (5). Добавляется санкция за совершение описанного правонарушения. Появляется ответственность за допущенные злоупотребления.

Ст.12 (7). Судебник 1550 года значительно сужает действие обвинительного процесса, отдавая предпочтения розыскной форме.

27

Ст.13 (68). В отличие от С., законодатель стремится сгруппировать все сходные нормы в одном разделе. Провозглашается равенство в судебном поединке.

Ст.15 (51). В отличие от С. при гражданском споре, если отсутствуют док-ва, то допускается ссылка на показания послухов.

Ст. 16 (48). Судебник 1550 года дополняет прежнюю норму указанием на последствия судебного поединка между послухом и противной стороной.

Ст. 17 (49). Предыдущая норма дополняется тем, что теперь послухи могут выставлять вместо себя на «поле» наемного бойца.

Ст.18 (50). Уравнивает в правах праведчика (судебного пристава) и недельщика ( агента царской власти).

Ст. 20-21. Не имеют аналогов в предыдущих правовых документах. Впервые ставится вопрос о долевой и солидарной ответственности за преступление.

Ст. 22. Устанавливает ответственность наместников и волостителей за бесчинства подчиненных им должностных лиц.

Ст. 24. Устанавливает ответственность наместников за совершение бесчинств по отношению к иностранцам.

Ст. 27 (58). В отличие от С. появляется норма, регулирующая рассмотрение споров между иноземцами и русскими подданными

Ст.31 (53). В дополнение к статье С. предусматривает возможность мирового соглашения после подачи челобитья в суд.

Ст. 33-34 (15-16). Добавлены следующие дополнения: Уличённый в черезмерных поборах боярин, дьяк или подьячий обязан был в троекратном размере возвратить переполученную сумму. Вводится угроза уголовного наказания за ложную жалобу на неправосудие чиновничьего аппарата.

Ст.35 (17). В дополнение к существующей норме составители указали, что выдача судебных решений по холопьим делам возлагается не только на боярина, но и на дворецкого и казначея.

Ст. 37 (21). Статья из С. дополняется указанием на необходимость оплаты труда дьяка и подьячего.

Ст. 41 (26-27). В прежний текст закона вводится новелла, представляющая право служилым людям, в случае призвания их на службу, требовать досрочного рассмотрения их дел в суде.

Ст. 42 (26-27). В дополнение к прежнему законодательству точно устанавливается время, необходимое для явки в суд – 7 дней на 100 вёрст.

Ст.45 (29). Указывается, что теперь недельщики могли посылаться не только из столицы, но и из других крупных центров русской державы.

Ст.47 (31). Указывается, что теперь существует взаимная ответственность недельщиков и заговорщиков (их помощников) и им запрещается исполнять свои обязанности по месту жительства.

Ст. 48 (37). Предписывается недельщикам теперь, прежде чем брать под стражу наместничьих и волостительских людей, вызывать их на суд.

Ст. 49-50 (36-32). Важное дополнение: на лицо, виновное в просрочке явки в суд, накладывается определенная денежная санкция.

Ст. 52 (13). Устанавливается особый порядок расправы с «ведомыми лихими людьми». Устанавливаются новые рамки розыскного процесса. Санкционируется применение пыток по всем «татебным» делам.

Ст.55 (10). В отличие от С., теперь от истца-кредитора требуется после погашения долга возвратить обвиняемого судебным органам. Также вводятся положения, которые должны способствовать предупреждению преступлений.

28

Ст.58 (12). Устанавливается раздел по социальному положению лиц, выступающих свидетелями (10-15 голосов «боярских детей» приравниваются к 15-20 голосам крестьян). Впервые введена граница между татьбой и мошенничеством.

29


Судебники 1497 и 1550 года: происхождение, хар-ка, значение.

15 - 16 вв. - важный период истории Русского государства и права. В это время закладывается фундамент государства, которое станет в ряд ведущих мировых держав. Происходит коренное изменение организации государственного единства: отношения сюзеренитета-вассалитета начинают заменяться отношениями подданства. Побеждает наиболее типичная для феодализма форма правления - монархия, поглощающая феодальные республики. Образованию централизованного государства соответствуют заметные сдвиги в развитии права. Появляются новые крупные законодательные акты, важнейшие из которых - Судебники 1497 г. и 1550 г.

Судебник 1497 г. — первый общерусский свод законов — был утвержден великим князем Иваном III и Боярской думой в сентябре 1497 г. Судебник основывался на нормах Русской Правды, Псковской судной грамоте, нормах обычного права, уставных грамотах и судебной практике.

Потребности в систематизации и кодификации многочисленных правовых актов, скопившихся к концу 15 в., вылились в работу по составлению первых общерусских правовых сводов - Судебника 1497 г. (великокняжеского) и Судебника 1550 г. (царского). На наш взгляд, оба эти источника целесообразнее рассматривать в сравнении, поскольку один из них лишь развивает принципы и идеи другого, дополняет и исправляет его, но вместе с тем делает его своей основой.

Уже в структуре первого Судебника 97 г. отмечается определенная систематизация материала, однако нормы материального (гражданского и уголовного) права еще не выделялись из массы статей, относящихся к процессуальному праву, а их в Судебнике было большинство.

Содержание Судебника 1497 г. распадается на четыре части: первую составили статьи, в которых регламентировалась деятельность центрального суда (ст. 1-36). В этот же раздел входят и нормы уголовного права (ст. 9-14). Вторую часть составили статьи, относящиеся к организации и деятельности местных, областных судов (ст. 37-45), третью - статьи по гражданскому праву и процессу (ст. 46-66) и последнюю (ст. 67- 68) - статьи дополнительные, по судебному процессу.

Важнейшими источниками Судебника 1497 г. были уставные, жалованные и судные грамоты, именно на их основе и было произведено обобщение юридической практики. Подобные грамоты продолжали издаваться верховной властью, и после опубликования Судебника и через 50 с лишним лет, вновь накопившийся правовой материал лег в основу нового «царского» Судебника 1550 г., развившего положения, содержавшиеся в Судебнике 1497 г. [1, с. 150].

Появление второго Судебника 1550 г. связывают с деятельностью Земского собора 1549-1550 гг. (однако ряд ученых сомневались, что в это время действительно проходил Земский собор). Во всяком случае, в его обсуждении принимали участие Боярская дума и Освященный собор. Судебник 1497 г. и многочисленные грамоты легли в основу нового Судебника; в конечном счете, последний содержал более трети новых статей, не входивших в первый Судебник. Некоторые исследователи (Владимирский-Буданов) считали, что в состав Судебника 1550 г. вошли также статьи из некоего утраченного Судебника кн. Василия Ивановича, отца Грозного. Структура второго Судебника почти полностью повторяет структуру первого. Судебник 1550 года («Царский судебник») был принят при участии царя Ивана IV. В отличие от него Судебник 1550 г. делит свой материал на статьи или главы (около 100) и не использует заголовков (которые в первом Судебнике часто не соответствовали содержанию). Оба казуальны. Второй Судебник подвергает материал более строгой систематизации: статьи по гражданскому праву сосредоточены в одном отделе (ст. 76-97), кодификатор специально предусматривает порядок пополнения Судебника новыми законодательными материалами (ст. 98) и т.п.

26

Новых статей, по сравнению с первым Судебником, в Судебнике 1550 г. насчитывается более 30, третья часть всего Судебника. К наиболее важным нововведениям относились: запрет выдачи тарханных грамот и указание на отзыв уже выданных грамот (ст. 43); провозглашение принципа закон не имеет обратной силы, выраженного в предписании впредь все дела судить по новому Судебнику (ст. 97); процедура дополнения Судебника новыми материалами (ст. 98).

Новыми положениями, явно связанными с государственной политикой Ивана IV, были также: установление строгих уголовных наказаний судьям за злоупотребление властью и неправосудные приговоры (первый Судебник говорил об этом невнятно); подробная регламентация деятельности выборных старост и целовальников в суде наместников, «судных мужей» в процессе (ст. 62, 68-70).

Судебник 1550 г. конкретизирует виды наказаний (для Судебника 1497 г. в этом отношении была характерна неопределенность) вводя между прочим новое - тюремное наказание. Новый Судебник вводит также новые составы преступлений (например, подлог судебных актов, мошенничество и др.) и новые гражданско-правовые институты (по-новому разработан вопрос о праве выкупа вотчины, уточнен порядок обращения в холопство - ст. 85, 76). В Судебнике 1550 г. («царском») расширялся круг регулируемых центральной властью вопросов, проводилась определенно выраженная социальная направленность наказания, усиливались черты розыскного процесса. Регламентация охватила сферы уголовно-правовых и имущественных отношений. Был закреплен сословный принцип наказаний и одновременно с этим расширен круг субъектов преступления - в него включаются холопы: законодатель значительно более определенно установил в законе субъективные признаки преступления и разработал формы вины.

Вместе с тем, как и предшествовавший ему Судебник, Судебник 1550 г. не полностью отражал тот уровень, которого достигло русское право 16 в. Отметив тенденции к государственной централизации и обратив основное внимание на развитие судебного процесса, Судебник довольно мало внимания уделил развитию гражданского права, в значительной мере базировавшегося на нормах обычного права и юридической практике

Отличия статей Судебника 1550 года от статей Судебника 1497 года

Ст.1. В отличие от Судебника 1497 г (далее С.), в перечне должностных лиц государства упоминается дворецкий и казначей (ст. 1-10), что говорит о полном подчинении домениального управления, учреждениям общесословного значения.

Ст.2. В отличие от С. законодатель подчеркивает, что речь идет о бесхитростном заблуждении судьи и основанном на этом заблуждении ошибочном решении.

Ст.4. Закрепляется ответственность за совершение должностных преступлений.

Ст.8 (3). В отличие от С. подчеркивается возрастающее значение государственного аппарата, вводится материальная ответственность должностных лиц за совершение должностных преступлений.

Ст.9 (4). Прежние нормы дополнены перечнем лиц, на которых возлагается контроль за проведением судебного поединка.

Ст.10 (5). Добавляется санкция за совершение описанного правонарушения. Появляется ответственность за допущенные злоупотребления.

Ст.12 (7). Судебник 1550 года значительно сужает действие обвинительного процесса, отдавая предпочтения розыскной форме.

27

Ст.13 (68). В отличие от С., законодатель стремится сгруппировать все сходные нормы в одном разделе. Провозглашается равенство в судебном поединке.

Ст.15 (51). В отличие от С. при гражданском споре, если отсутствуют док-ва, то допускается ссылка на показания послухов.

Ст. 16 (48). Судебник 1550 года дополняет прежнюю норму указанием на последствия судебного поединка между послухом и противной стороной.

Ст. 17 (49). Предыдущая норма дополняется тем, что теперь послухи могут выставлять вместо себя на «поле» наемного бойца.

Ст.18 (50). Уравнивает в правах праведчика (судебного пристава) и недельщика ( агента царской власти).

Ст. 20-21. Не имеют аналогов в предыдущих правовых документах. Впервые ставится вопрос о долевой и солидарной ответственности за преступление.

Ст. 22. Устанавливает ответственность наместников и волостителей за бесчинства подчиненных им должностных лиц.

Ст. 24. Устанавливает ответственность наместников за совершение бесчинств по отношению к иностранцам.

Ст. 27 (58). В отличие от С. появляется норма, регулирующая рассмотрение споров между иноземцами и русскими подданными

Ст.31 (53). В дополнение к статье С. предусматривает возможность мирового соглашения после подачи челобитья в суд.

Ст. 33-34 (15-16). Добавлены следующие дополнения: Уличённый в черезмерных поборах боярин, дьяк или подьячий обязан был в троекратном размере возвратить переполученную сумму. Вводится угроза уголовного наказания за ложную жалобу на неправосудие чиновничьего аппарата.

Ст.35 (17). В дополнение к существующей норме составители указали, что выдача судебных решений по холопьим делам возлагается не только на боярина, но и на дворецкого и казначея.

Ст. 37 (21). Статья из С. дополняется указанием на необходимость оплаты труда дьяка и подьячего.

Ст. 41 (26-27). В прежний текст закона вводится новелла, представляющая право служилым людям, в случае призвания их на службу, требовать досрочного рассмотрения их дел в суде.

Ст. 42 (26-27). В дополнение к прежнему законодательству точно устанавливается время, необходимое для явки в суд – 7 дней на 100 вёрст.

Ст.45 (29). Указывается, что теперь недельщики могли посылаться не только из столицы, но и из других крупных центров русской державы.

Ст.47 (31). Указывается, что теперь существует взаимная ответственность недельщиков и заговорщиков (их помощников) и им запрещается исполнять свои обязанности по месту жительства.

Ст. 48 (37). Предписывается недельщикам теперь, прежде чем брать под стражу наместничьих и волостительских людей, вызывать их на суд.

Ст. 49-50 (36-32). Важное дополнение: на лицо, виновное в просрочке явки в суд, накладывается определенная денежная санкция.

Ст. 52 (13). Устанавливается особый порядок расправы с «ведомыми лихими людьми». Устанавливаются новые рамки розыскного процесса. Санкционируется применение пыток по всем «татебным» делам.

Ст.55 (10). В отличие от С., теперь от истца-кредитора требуется после погашения долга возвратить обвиняемого судебным органам. Также вводятся положения, которые должны способствовать предупреждению преступлений.

28

Ст.58 (12). Устанавливается раздел по социальному положению лиц, выступающих свидетелями (10-15 голосов «боярских детей» приравниваются к 15-20 голосам крестьян). Впервые введена граница между татьбой и мошенничеством.

29